Clavicula
I

Потомки, может, очернят
Мой свет, что отразился в мысли,
Им бездной станут мои выси,
Так будет снедью плоть червям!

Но я отвергнувший проклятья,
Заветам старцев пренебрёг,
Мне видеться иначе Бог,
Чем полоумным в страхе братьям.

Я грежу странные черты,
Доступных разуму пределы,
Той красоты, не знавшей тела,
Которой духи лишь щедры.

И я молюсь не преклонено,
Без слов и шевеленья губ,
Язык людской тут слишком груб,
Как диамант перед вселенной.

Я проникаю светом в свет,
Во тьму я тьмою погружаюсь,
И не печалюсь, и не каюсь,
Неся монашеский обед.